Волшебство на кончиках пальцев. Часть I: Мемуары Ветра (1 глава)

 

 

 

Карина КА.

Трилогия «Волшебство на кончиках пальцев».                        

                          Часть первая:

                       Мемуары Ветра.

 

Посвящается двум моим любимым подсолнухам, которые даже во мраке находят луч солнца и отчаянно к нему тянутся.

 
   

 


Глава первая: Новенький.

Темнота. Всё та же темнота. Только блеклые лучи света от уличных фонарей освещали комнату. В эту ночь на небе не было ни одной звезды. И белый месяц в одиночестве тихо вздыхал на небесах. Шорох летящих по земле листьев был единственным звуком, который тревожил ночной покой. Звонко тикали часы. Девушка лет пятнадцати стояла у окна, жадно вглядываясь янтарными  глазами в предрассветную мглу. Короткие тёмно-рыжие волосы, постриженные под каре, ерошил  ветер. В спальне стояла такая густая духота, что пришлось распахнуть окно шире. С восьмого этажа был виден почти весь Вэтхем. Небольшой английский город, который затерялся неподалёку от Лондона и его вечной спутницы Темзы. Главный плюс Вэтхема заключался в том, что до столицы ехать всего ничего. А главный минус… Что ж, его не считали горячей туристической точкой из-за полного отсутствия достопримечательностей.

Девушка перестала разглядывать серые окрестности города и опустила взгляд. Прямо под домом располагалась детская площадка. А возле неё пристроился каштан. Наступивший октябрь не мог не затронуть его свисавшие ветви. Теперь старое дерево напоминало горбатого старика, у которого подобно седине в волосах, появился налет ржавчины на листьях. 

- Эх, всё-таки осень пришла чертовски быстро! И снова пора в школу! – пожаловалась девушка, сама не зная, к кому обращается – к легкому ветерку или самой себе. Милена Каролл была высокой и худощавой, из-за чего выглядела немного старше своих лет.Её смуглое лицо приникло к занавеси. Взгляд снова устремился к дереву, которое росло под окном. Но ничего не происходило. Всё та же зловещая тишина…  

Часы, висевшие в соседней комнате, пробили шесть часов. Милена вдруг живо представила, как их уродливая кукушка со скрипом выпрыгивает из дупла. Именно так она многие годы подряд оповещала, что наступило утро. Это были старинные бабушкины часы, которые достались той ещё от прабабки. Но, несмотря на фамильную ценность, Милена их ненавидела. Впрочем, как и остальное бабушкино «богатство». Часы, диковинные перстни, статуэтки и шкатулки… В двухэтажной современно обустроеннойквартире они смотрелисьнелепо.

Родители Милены пытались уговорить бабушку выкинуть весь хлам. Но эти скандалы всегда заканчивались одинаково.

После шумных споров, старуха не на шутку выходила из себя. И с криками убегала в спальню. Там она запиралась и могла не выходить неделю, две… Причём, что всё это время бабушка Каролл делала в комнате, никто не знал. Каждый день мать Милены, Лора, относила ей еду. Она просовывала её сквозь специальную дверную щёлочку, будто боялась заглянуть внутрь. Впрочем, иногда старуха вытворяла такие вещи, что страх охватывал не только членов семьи. Но и окружающих... Из запертой комнаты по ночам доносились странные звуки. Крики, плач и будто вой раненого зверя... В такие минуты казалось, что за дверью прячется монстр, который жаждет вырваться наружу.

Сама Милена уже давно привыкла к эксцентричным выходкам бабушки. Но родители всегда противились её общению со старухой. Казалось, они порой даже радовались, что та снова заперлась в комнате.

Милена поймала себя на мысли, что уже светает и неохотно отошла от окна. Небо плавно перекрасилось в серый цвет. Теперь оно напоминало блюдце, в которое струсили горстку пепла. Вдалеке начали виднеться прожилки облаков. Лучи солнца осветили сгорбленный ствол каштана. Всё его тело было покрыто толстым слоем мха, плюща и дикого лишайника. Солнце засветило ярче, освещая остальные улицы Вэтхема.

В эту минуту из соседнего переулка выскочила крошечная фигура. Несмотря на маленький рост, человек передвигался весьма быстро. И скоро уже стоял возле дома Милены. Никто из соседей не обратил на него внимания. Все, кроме старика Поунстера. Бывшего моряка, который любил ранним утром выгулять свою болонку на соседний газон. Это утро не стало исключением…  И действительно. Скоро мистер Поунстер выглянул из окна, чтобы проверить, свободен ли путь к лужайке. Вокруг было пусто. Дорога к газону открыта. Только один человек стоял у него на пути. Но карлик отошел, чтобы взглянуть на самые высокие этажи здания – седьмой и восьмой. Мистер Поунстер напрягся, вспоминая, кто там живёт: «Семья Каролл на последнем этаже со спятившей старухой. Семья Филинс. Ещё какой-то толстяк этажом ниже…». Бывший моряк еще несколько секунд шевелил губами, напрягая изъеденную солеными ветрами память. В конце концов, он снова метнул взгляд на коротышку. Но тот исчез. Старик протёр глаза. Но ничего не изменилось. Он увидел только огромный ствол каштана, который загадочно покачивался на ветру…

                                          *                  *                *

Постепенно улицы заполнялась машинами и суетливыми прохожими. Одним словом, начинался понедельник...

Милена, успевшая за это время умыться, снова вошла в комнату и с ворчанием принялась одеваться. Облегающий белый свитер и потёртые джинсы. Не слишком эффектно, зато удобно. В Вэтхеме всего три школы. И одна из них частная, так что о школьной форме здесь никто особо не волновался.

Милена оделась и с чувством выполненного долга спустилась на кухню. В комнате уже вовсю суетилась её мать. На сковородке шипела яичница, разнося дивный аромат по всей квартире. Лора заметила Милену и остановилась. Судя по подносу в руках, она как раз собиралась отнести бабушке завтрак. Милена хищно уставилась на булочки с джемом и стакан молока, на дне которого плавали густые струйки золотистого мёда.

- Хорошо, что ты проснулась, Ми! А я как раз собиралась тебя будить. День только начался, а я уже ничего не успеваю! Сделай-ка мне одолжение! Отнеси бабушке завтрак. А то боюсь, что сожгу яичницу, если оставлю её без присмотра, - Лора ласково улыбнулась и протянула поднос. - А потом приходи на кухню. Позавтракаем вместе. Отец уже уехал на работу. Мистер Бриар попросил его приехать сегодня пораньше.

- Что-то папин босс совсем охамел, – пробурчала Милена. Но Лора уже снова повернулась к плите. Милена сделала глубокий вдох. Что ж, ей ничего не оставалось делать, кроме как выполнить поручение.  Поднимаясь по лестнице, она ругала себя за то, что проснулась так рано. Нехватка сна всегда делала её раздражённой. А перспектива остаться наедине с сумасшедшей старухой поднятию настроения явно не способствовала.

- Ну-с, удачи! - её рука скользнула по ручке двери. Как ни странно, та с лёгкостью поддалась. Милена вошла внутрь и огляделась. Стол, покрытый мохнатой пылью, служил убежищем для пожелтевших записок. Сухие лепестки растений валялись на полу. На кровати уже давно никто не спал. Хотя простыни были смяты в один сплошной клубок.

Сама старуха развалилась в плетеном кресле напротив окна и дремала. Милена опустила поднос на пол и шагнула к двери. Но тут чья-то рука цепко ухватила её за запястье. От неожиданности Милена пискнула и обернулась. Перед ней стояла её бабушка. Агнесса. С такого расстояния были видны все её морщины, прорезавшие впалые щёки и лоб. Точно трещины в дереве. Водянистые глаза, не моргая, впились в Милену.

- А я тут завтрак тебе принесла… -  Милена попробовала высвободиться. Но пальцы как плющ, обвили её руку. – Отпусти! Ты делаешь мне больно… – она не успела договорить. Глаза старухи закатились. Вместо выцветших зрачков показались белки. От такого зрелища к горлу Милены подкатила кислая волна. Колени мелко задрожали. Но тут раздался голос Агнессы. Открывала рот она, но голос… Он просто не мог принадлежать ей! Чужой, сиплый, какой-то до боли потусторонний… Милена вдруг поняла, что слышит его не столько ушами, сколько ощущает кожей. Он словно проникал в поры и впитывался внутрь.

- Милена Каролл… Моя наследница…Они ищут тебя… Скоро они придут… За тобой… Моей наследницей…Они захотят забрать это…  Скоро они придут…. Скоро… - глаза старухи резко захлопнулись. И она, словно падая без сознания, свалилась обратно в кресло.

Милена с секунду осмысливала увиденное. А затем метнулась к себе в спальню. В голове вертелось только одно слово. Жуть. Бредящая старуха, от которой не знаешь, чего ожидать… Милена судорожно сглотнула, понимая, что эта картина ещё долго будет преследовать её по ночам. В спешке она схватила школьную сумку и побежала вниз. Там её уже поджидала мать.

 - Пошли на кухню. Завтрак уже готов, – предложила Лора и откинула медную прядь со лба. Но увидела, что лицо Милены приобрело неестественный цвет, и подошла ближе. - Всё в порядке? У тебя сейчас такой вид, будто ты узнала, что пасхальных зайцев не существует! – попыталась отшутиться женщина. Но не сработало. - Это бабушка тебя напугала? Агнесса уже проснулась, да? - смекнула Лора. Воспоминание о старухе, как ток ударило Милену и заставило ещё больше побледнеть.

- Нет, мам. Всё хорошо, - соврала она, не желая продолжать разговор. Милена ловко проскользнула в кухню. Хотя и думать не могла о еде. Когда в комнату вошла мать, она притворилась, что ест. Милена продырявила желток и стала смотреть, как из него вытекает жидкость. Затем макнула в неё тост и принялась размазывать его по тарелке с таким видом, будто совершала таинственный обряд. Когда Лора вышла, Милена сразу встала из-за стола и направилась к выходу.

- Пока, мам! Спасибо за завтрак! – крикнула Милена, не особо надеясь, что Лора услышит её из другой комнаты. Она тихо прикрыла за собой дверь. Стоило ей выйти на улицу, как прохладный воздух ударил в нос. Щёки мгновенно порозовели. Милена поздоровалась с Поунстером, который выгуливал болонку, и пошла дальше. Обойдя громадную фигуру каштана, она оглянулась. На миг ей показалось, что за деревом скрывается чей-то крошечный силуэт. Но пригляделась и никого не обнаружила. Она зашагала быстрее, стараясь избавиться от назойливого чувства, что за ней следят. Но всё же не выдержала и в последний раз обернулась. Однако увидела лишь болонку, которая с радостным тявканьем бегала по чужому газону.

                                                

                                         *                  *                *

По пути в школу ей встретилась чёрная кошка. Вообще-то бездомные животные в Вэтхеме большая редкость. Так что эта, скорее всего, просто-напросто сбежала от хозяев. Как ни странно, кошка не перешла Милене дорогу. А наоборот, шипя, скрылась в переулке.

Однако стоило ей зайти в школу, как обещанные неудачи начали сбываться. Оказалось, что с этого дня ведутся ремонтные работы. Ещё в прошлом году многие кабинеты пострадали от мини-наводнения. Ученик забыл закрыть кран в туалете и чуть не затопил полшколы. Но беспокоиться было не о чём. В основном, пострадал только второй этаж. Проблема заключалась в том, что у Милены сейчас там как раз проходила геометрия. «Я – оптимистка!» - твердила себе она. Эта мысль придала сил, и она подошла к дежурному учителю.

- Простите, Каролл, но вам придётся подняться по другой лестнице,  – отрезал он, когда Милена попросила пропустить её.

- Но я и так опаздываю! А если ещё потрачу время, обходя второй этаж, то наверняка пропущу пол-урока! Так может, вы пропуст… -  Милена оборвалась на полуслове. К ним со всех ног бежала невысокая полная женщина. Она так сильно спешила, что чуть не навернулась на каблуках, сбегая по лестнице. Но сумела удержать равновесие. Милена сразу узнала её. Это была учительница по химии миссис Шейп. По злой иронии, она также занимала должность главного завуча.

Женщина намотала на палец искусственную светлую прядь и недобро покосилась на Милену. В ответ девушка лишь поморщилась.

- О, великая мисс Каролл! Доброе утро! Простите, что сегодня наша школа открылась раньше, чем вы проснулись! Такого больше не повторится! Я лично прослежу за этим! – завуч на миг замолкла, чтоб поправить пухлыми пальцами бант на розовом пиджаке. – Возможно, вам не хватает барабанной дроби? Или вы предпочитаете оркестр? А может, вы когда-нибудь, да соизволите придти вовремя?! Я кого, чертовка, спрашиваю? Возомнила о себе тут! – её голос перестал быть елейным. Милена сжала кулаки и сосчитала до десяти, пытаясь успокоиться. Но миссис Шейп не дала ей опомниться. Она схватила её за руку и потащила за собой.

- В следующий раз, мистер Краер, я лично прослежу за вашим дежурством. А то пропускаете тут всех подряд! – Шейп бросила испепеляющий взгляд на учителя и пошла дальше. Милена хотела спросить у завуча, чего она так всполошилась из-за простого опоздания. Но передумала. Толстуха всегда найдёт повод. Словно в подтверждение этой мысли, Шейп усмехнулась. Но Милену смутила не столько ухмылка, сколько жирный слой малиновой помады на ее губах. Она тихо взвыла от злости. Ну, разве стоило так рано проснуться, чтобы в итоге опоздать? И заработать очередное наказание?

Ещё с первого класса завуч невзлюбила её. Сначала Милена пыталась наладить отношения. Но потом пришла к выводу, что это бессмысленно. Сила действия равна силе противодействия. Казалось, миссис Шейп только и делает, что целыми днями придумывает изощрённые наказания. Только один раз Милена чудом ускользнула от «кары». Тогда завучу просто не удалось доказать её вину. Но сейчас миссис Шейп была настроена весьма решительно. Когда они зашли за угол, Милена резко затормозила. Они стояли возле учительской. Голубые стены были обвешены портретами бывших директоров и директрис школы. А на светлой отполированной двери висела золотая табличка с надписью «Учительская».

- Знаете, все нормальные учителя не наказывают учеников за опоздание! –    выдавила Милена, стараясь изобразить на губах вызывающую улыбку. Выражение лица миссис Шейп мгновенно изменилось. Черт, она словно ждала этой фразы! Ёе губы снова расползлись по лицу, как стая голодных тараканов по тарелке. Маленькие поросячьи глазки ехидно блеснули.

- Мисс Каролл, возможно за простое опоздание вас никто наказывать и не будет. А вот за хамство… Вы сказали – нормальные учителя. А я, по-вашему, ненормальная? А вы знаете, что синоним к слову ненормальная – сумасшедшая? То есть вы только что назвали меня сумасшедшей в присутствии всей школы! Я думаю, директору будет интересно узнать ваше мнение относительно моего неадекватного поведения!

- Я этого не говор… - Милена не успела озвучить мысль. Пальцы завуча с длинными накладными ногтями впились ей в плечи и начали трясти. В этот миг Милена поняла, что совершила ошибку. Опять попалась на провокацию! Она вдруг почувствовала себя полоумным садовником-мазохистом, который уже несколько лет подряд наступает на те же грабли.

- Деточка моя, я ещё не оглохла! И вообще, ты думала, что в сказку попала?! С прекрасным принцем и хрустальной туфелькой? – она принялась нервно поглаживать свой белый кружевной бант.

- А если и попала, то вы в этой сказке толстая заколдованная жаба! Которую принц брезгует поцеловать, чтобы снять заклятье! – брякнула Милена, не успев подумать. Судя по вытянувшейся физиономии завуча, она прекрасно расслышала эту реплику.

- А-НУ, БЫСТРО В КЛАСС! – проревела Шейп и зашагала к учительской. Милена уже направилась к кабинету математики, как тишину вновь прорезал визгливый голос женщины:

- И не забудь зайти ко мне сегодня после уроков, пожалуйста, – последнее слово она произнесла с такой слащавой интонацией, что её можно было на хлеб намазывать. - Будем тебя перевоспитывать, – с этими словами она громко цокнула каблуками и завернула к лестнице.

- Если день выдастся таким же, как это утро, я просто не доживу до вечера! -  Милена вежливо постучалась в дверь. Но, когда ответа не последовало, вошла без приглашения. Несмотря на размер комнаты, свободных мест почти не осталось. Всё было заполнено учениками. Но вместо обычного беспорядка, который царил на уроке, сейчас в классе стояла тишина. Школьники что-то усердно строчили на листиках и даже не взглянули на Милену. Она прокашлялась, чтобы учитель обратил на неё внимание:

- А… Мисс Каролл? – мистер Боунс поправил очки, съехавшие с переносицы на кончик носа. – Присаживайтесь! Правда, у нас сейчас контрольная… Но тут уж ничего не поделаешь! Опоздали, так опоздали. Кстати, ребята, у вас осталось двадцать минут до конца урока, - мужчина снова склонился над стопкой раскрытых тетрадей. Ученики заворчали. Послышалось скрипение ручек, шорох карандашей и шёпот подсказок. Милена прошлась между рядами парт. Кинув сумку на своё место, она села за стол.

- Где ты была? – шёпотом спросила соседка по парте. Милена мельком на нее взглянула, даже не зная, с чего начать. Лиза Сквойн была её лучшей подругой и знала про конфликт с миссис Шейп. Но даже с ней Милене сейчас не хотелось обсуждать эту тему. Пухленькая девушка с облаком русых волос и вечным любопытством в глазах. Вот, как можно кратко охарактеризовать Лизу. Но тут мысли снова вернулись к завучу. И как она с такой лёгкостью клюнула на удочку? Ведь учительница только делала вид, что собирается её куда-то вести! А сама просто ждала, когда рыба присосётся к приманке и её можно будет достать из воды.

- Шейп. Сегодня буду отрабатывать, – лаконично пояснила Милена. Она пригляделась к своему листику с заданиями и присвистнула. От количества геометрических фигур закружилась голова. Милене вдруг вспомнилась встреча с чёрной кошкой. Да, она не перешла дорогу. Но неприятности всё-таки доставила! Страшно только подумать, что бы произошло, если б она это перебежала дорогу! Припадок бабушки, опоздание, вечернее наказание у миссис Шейп, контрольная…. Что может быть хуже? Землетрясение? Пожар? Конец света?

Милена незаметно подглядела в листик Лизы. Но тот был чистый и нетронутый, как первый снег...  Как-то раз Лора попыталась объяснить Милене геометрию. Но всего через час занятия осознала, что она не такой уж терпеливый человек, каким до этого себя считала. 

Пытаясь вспомнить хоть что-то из предыдущих уроков, Милена заглянула в окно. И уже не могла от него оторваться... Облака, похожие на размокшую вату, завораживали. От их красоты у Милены перехватило дыхание, и появилась мечта выпрыгнуть из окна и взлететь в небо. Желание было таким острым, что только локоть Лизы, пихнувший бок, заставил её отвернуться от окна.

- Эй, ты чего?! – встрепенулась Милена. Она кинула ещё один взгляд на контрольную. Но и его хватило, чтобы окончательно впасть в отчаяние. Скорее миссис Шейп похудеет, чем она напишет этот тест! Одно слово

«параллелограмм» чего только стоило! Написать его без ошибки уже

казалось целым достижением! Не говоря о том, чтобы решить с ним задачу.

- Ты слышала о новеньком из десятого класса? – прошептала Лиза, довольная тем, что смогла завладеть вниманием Милены. Она поправила русый хвостик, который вдруг стал длиннее второго. – Ах, ты же опоздала… И не видела, как он зашёл в класс! – толстушка покачала головой, отвечая собственным мыслям. Милена придвинулась ближе, чтобы было удобнее слушать. Надежда на то, что она решит контрольную, с каждой секундой казалась всё более наивной.

- Ох, Ми, ты такое пропустила! Он такой лапочка! Все девчонки из нашего класса… Да чего уж тут темнить! Со всей параллели – только о нём и говорят! Даже у нашей выскочки Глэн Хэнкс на него слюнка потекла! – контраст между серьёзным тоном и весёлым содержанием слов отражал беспорядочный ход мыслей Лизы. Милена сощурилась, пытаясь разглядеть зализанный хвост Глэн. Но все ученики так часто кивали друг другу, помогая с контрольной, что сделать это было непросто. Такое впечатление, будто ты оказался в лесу, где все шапочки грибов тянутся к небу. Милена фыркнула. Глэн – была её одноклассницей и единственным человеком, которого она ненавидела примерно так же, как и завуча.

- Ну, и как зовут этого новенького Дон-Жуана? Я надеюсь, мальчики им хотя бы не заинтересовались? – Милена попробовала сделать заинтересованное лицо. Но попытка провалилась. Какое ей дело до какого-то новенького? И, вообще, как можно судить о человеке только по его смазливой мордашке? Но говорить об этом Лизе, любительнице всевозможных сплетен, она не решилась. Подруга бы просто не поняла.

- Ах, его зовут Кристиан Воган! – мечтательно произнесла Лиза, словно перекатывая это имя на языке. Прозвенел звонок. Толстушка поспешила сдать нетронутую контрольную. Милена собрала учебники. Чувствуя, как от долгого сиденья в одной позе затекла спина, она размялась и двинулась к выходу. Там она застыла и стала дожидаться Лизу. Но подруга явно не спешила. Она подошла к группе хихикающих девушек и что-то им сказала. По классу пронеслась новая волна смеха. По довольному виду подруги, Милена догадалась, что та поделилась сплетнями о новеньком.

Теперь было ясно, почему устное народное творчество до сих пор популярно. И так быстро распространяется по школе. Проще говоря, это были обыкновенные сплетни, которые также передаются из уст в уста.

 

                                         *                  *                  *

К середине дня Милену начала тяготить сегодняшняя бессонница. А желудок, не отведавший завтрака, весело отыгрывался на истории. Он так громко урчал, будто хотел ответить на вопросы учителя. Но Милену беспокоил не столько голод, сколько заваленная контрольная. «Может подойти к учителю и попросить переписать тест? Хотя какая разница? Великим доктором математических наук мне точно не стать!» - подумала Милена и свернула в узкий коридор. Но идеи, как выкрутиться от геометрии, постепенно иссякли. А вскоре прозвенел звонок с последнего урока. Обычно биология тянулась безумно медленно. Но сегодня пронеслась на удивление быстро и интересно.

 - Эй, Лиза, мне тебя ждать? – окликнула подругу Милена. Но торопить её не стала. Не хотелось идти к миссис Шейп отрабатывать наказание. Все девушки поспешили к выходу, продолжая о чём-то  оживлённо беседовать.

- А вы видели, какой он высокий? - одна из старшеклассниц встала на цыпочки, пытаясь изобразить рост новенького. – Правда говорят, что у него уже есть девушка… - после этой фразы все заметно упали духом, – Но лично  я в это не верю! – одноклассницы энергично закивали в знак согласия. Обмен сплетнями возобновился.

- А я слышала, что за него всерьёз взялась наша Глэн! – встряла в разговор Лиза. Её хвостики заметно растрепались за день. Несколько прядей спало на лоб. Но сама толстушка даже не заметила этого.

- Что, правда? – девушки сделали вид, будто обрадовались этой новости. А одна из девятиклассниц даже прижала к груди учебники, чтобы захлопать в ладоши. Глэн уже давно числилась, как охотница за парнями. Некоторые из-за этого побаивались её, считая, что дружба с ней оградит их личную жизнь. 

Одноклассники со вздохами вышли из класса. Видно их, как и Милену, уже достала эта болтовня о Кристиане Вогане.  Но тут толпа девушек расступилась. В центр вышла сама Глэн Хэнкс. Светло-платиновый хвост вился вокруг шеи как змея. На фоне бледной кожи большая фамильная родинка под носом смотрелась особенно ярко и необычно. Этой родинкой Глэн гордилась больше любой другой части тела, что давало её недоброжелателям повод для насмешек. Завидев возле двери Милену, салатовые глаза Хэнкс распахнулись шире:

- О, Каролл, какие люди?! Какие у тебя прекрасные синяки под глазами! Сама цвет выбирала или кто-то специально фингалов надавал? – она противно ухмыльнулась, отчего выражение её лица стало хищным. Как у зверя, который загнал жертву в угол. Милена нахмурилась. Но пропустила колкость мимо ушей. К подобным выходкам Глэн она уже привыкла. Неприязнь у них возникла ещё при первом знакомстве, когда Хэнкс разглядела в ней соперницу. И всё же Милена так и не могла решить для себя, кого больше ненавидит. Самоуверенную Глэн или миссис Шейп.

- Ой, Хэнкс! Как я рада встрече! Знаешь, а у тебя, кажется, тоже маленький синяк на лице! – Милена сделала вид, будто разглядывает её лицо, – Ах, прости, это же твоя любимая родинка! – несколько старшеклассниц, включая Лизу, громко засмеялись. Остальные наоборот неодобрительно покачали головами. Класс всегда делился на две группы. Тех, кто поддерживает Хэнкс и кто за Милену.

- Ха! – Глэн раздражённо фыркнула и буквально пулей вылетела из комнаты.

- Молодец, Ми! Эта выскочка получила по заслугам! Нечего нашего Кристиана охмурять! Представляешь, она сказала, что влюбит его в себя за две недели! Вот зараза! – Лиза заговорщицки подмигнула подруге и первой вышла из кабинета. Милена последний раз глянула на опустевшую аудиторию и поплелась за толстушкой. 

- Да, что ты так привязалась с этим новеньким?! Я скоро вас обоих задушу! – смеясь, пробурчала Милена, - Ты, наверное, скоро вывесишь плакаты с его фотографиями! А подпишешь их так: «Полюбим Кристиана Вогана! » или

«Вступайте в наш Фан-клуб по адресу – Психушка номер семь, палата девять…»! - они вместе захохотали, направляясь к главной лестнице.

- Но знаешь, мне чего-то не хватало во время вашего разговора с Глэн…  Какой-то перчинки, вроде: «Твоя родинка мне не нравится, давай помогу её снять!» А потом удар кулаком справа, слева… В следующий раз обязательно учти мои наставления! - саркастически потребовала Лиза. Они остановились у двери в учительскую. Милена твёрдо решила переписать тест. Но не сейчас. А на следующей неделе, чтобы было время подготовиться. Она уже сделала шаг вперёд, как толстушка остановила её жестом:

- Давай, я сама пойду за математиком. Я ведь тоже паршиво написала контрольную… Вернее, вообще не написала. А так мы попробуем переписать её вместе, - Милена послала ей благодарную улыбку и отступила. Лиза неуверенно постучала в дверь. А затем на цыпочках проскользнула внутрь.

- Только давай побыстрее, ладно? Мне ещё к Шейп идти, – добавила Милена. Но подруга уже скрылась за дверью. Время, казалось, тянулось часами. А Лиза всё не возвращалась. От нечего делать, Милена решила пройтись вдоль коридора. С каждой стены выглядывали портреты бывших директоров и директрис, обрамлённые тяжёлыми рамами. Некоторые снимки были совсем некачественные. Ещё чёрно-белые. Милена стала задумчиво их разглядывать. На одной из фотографий красовался тощий лысый старик. Он был одет в полосатый пиджак с висячими рукавами и высокими подплечниками. Милена удивлённо моргнула и пошла дальше. Её внимание привлекла  круглолицая директриса, держащая на коленях пышный букет роз. Смуглая кожа женщины никак не гармонировала с длинным фиолетовым платьем. А распущенные волосы лишь подчёркивали полноту щёк.

Милена перевела взгляд на следующую фотографию. Уже цветную, но от времени потускневшую. На ней была изображена черноволосая женщина, которая держала за руку маленькую девочку. На голове ребёнка красовался большой красный бант. Похожий бант, только белого цвета, был сегодня прикреплён к пиджаку миссис Шейп.

Милена посмотрела на надпись внизу, гадая – знает она эту директрису или нет. Подпись гласила: «Миссис Вильтон со своей дочерью в день поступления в школу». Нет, эта фамилия встретилась ей впервые. Она скользнула взглядом по следующей фотографии. На ней позировал теперешний директор – мистер Пинкинс. Казалось, даже рама не может удержать его большое лицо с безмерным двойным подбородком. Приплюснутый сломанный нос делал его похожим на индюка. Отсюда и пошла его школьная кличка «Мистер Индюшка – толстая тушка». Милена остановилась. На стене висела ещё одна фотография, хотя этот директор был последним. Подойдя ближе, Милена обнаружила, что это портрет миссис Шейп. У неё на руках сидел противный белый кот – такой пушистый и жирный, что еле умещался в раме.

- Интересно, а что здесь делает миссис Хрю? – искренне возмутилась Милена. Конечно, всем в школе было известно, что мистер Пинкинс слабохарактерный мякиш, из которого можно лепить что угодно. Но личное фото в ряду с директорами – это уже чересчур. Даже рама у миссис Шейп отличалась! Она была не чёрной, как остальные, а ядовито-малиновой. А подпись внизу говорила: «Виржиния Шейп с любимым котом Аллигатором вторым, вступающим в клуб «Благородных котов и   

кошек»; лауреатом на премию «Усики года» и «Шёлковая шерстинка».   Миссис Шейп была прославлена на всю школу особыми заслугами перед начальством и исключительным желанием учить детей».

- И почему никто не написал имя дочери директрисы Вильтон? Зато расписал всю биографию кота миссис Шейп? – рассердилась Милена. Она подавила желание дорисовать завучу рожки, которых ей так по жизни не хватало, и отошла от стены. Ещё издали она заметила автомат с кофе и сразу ринулась к нему. Точно утопающий к спасательному кругу.

- О, вот, что мне нужно! – Милена наклонилась, рассматривая варианты горячих напитков. Больше всего на свете ей хотелось сейчас выпить чего-нибудь тёплого и сладкого. Милена пересчитала мелкие монеты и всунула их в отверстие автомата. Но он запищал и вернул деньги.

- Ах, ты дьявлючка! Ну, что сегодня за день?! – она пихнула машину ногой. Но только ударилась и рассвирепела ещё больше. От злости слова «дьявол» и «злючка» смешались между собой. Если б здесь стояла Лиза, она бы точно рассмеялась. Толстушка уже много лет имела одно хобби: придумывать новые слова из нескольких старых. А с недавних пор она даже завела блокнот, куда записывала самые удачные «соединения».

Звук шагов по пустому коридору вернул Милену к реальности. От неожиданности она чаще задышала. Но не обернулась. И так знала, что шаги направляются к ней. Лиза не могла так незаметно подкрасться. Так кто это?

- Спрашиваешь, что сегодня за день? Понедельник, вроде, – голос, несомненно, принадлежал парню. Но почему-то от одного его звучания у Милены всё внутри сжалось. Спиной она ощущала чей-то пронзительный взгляд. Но сдержалась и не оглянулась, хотя очень хотела. А через минуту шаги стихли, так как парень подошёл совсем близко. Почти прижался вплотную. Он заметил её опущенную руку с монетами и снова заговорил:

- Не можешь засунуть деньги в автомат? Ничего, такое бывает. Хоть я здесь и недолго, но уже успел приловчиться, – голос незнакомца был таким мягким и тягучим, что, казалось, его можно переливать из одной ладони в другую, точно струю воды. Его спокойствие и тембр обволакивали, как прикосновение шёлка. Лёгкого, но прохладного. И почти осязаемого.

Парень взял монеты из её ладони и засунул их в автомат. Машина довольно заурчала и поглотила деньги. Из крохотного крана в стаканчик полился кипяток. Незнакомец отошел. Милена воспользовалась этим и повернулась.

- Спасибо-о, - промямлилаона, обнаружив, что в горле вдруг пересохло. Возле неё стоял красивый высокий парень лет шестнадцати. Его голубые глаза были холодными и в то же время кислотно-яркими, как у снежного барса. Лоб и левую бровь пересекала косая чёлка, которую он смахнул с лица соблазнительно-медленным, почти ленивым кошачьим движением. 

- Ты меня, наверное, не знаешь… Я здесь новенький – Кристиан Воган, – после этих слов Милена впала в ступор. И как она не узнала его по стольким рассказам старшеклассниц? Прямые светлые волосы… Нечеловечески-голубые глаза… Ярко-выделенные точёные скулы… Глубокая ямочка на подбородке, смягчавшая выражение надменности на лице… Косая чёлка… Всё, как описывала её подруга Лиза Сквойн. Но больше всего Милену заинтересовала полураспахнутая сорочка парня. Из-под неё выглядывала ключица со странной татуировкой, похожей на руны. В любом случае, таких символов Милена ещё нигде не встречала. На миг ей даже почудилась, что татуировка вспыхнула голубым и тут же погасла.

Кристиан попытался застегнуть сорочку, но услышал звук открывающейся двери и замер. Из учительской вышли Лиза и учитель математики. Причём оба так истерически смеялись, что Милена их сначала вообще не узнала. Наконец, мистер Боунс увидел Милену и новенького. Он помахал рукой и пошёл в другую сторону. Но даже оттуда ещё долго был слышен его смех.

- Мне пора, Милена, но мы с тобой ещё обязательно увидимся. И ты не представляешь, как скоро это случится… - прошептал Кристиан и быстрым шагом направился к выходу. Милена ещё долго смотрела ему вслед. Пока коридор не закончился и его силуэт не растворился. У неё даже дыхание перехватило. Откуда он узнал её имя? И почему так резко ушёл, когда увидел математика и Лизу? У Милены в голове даже застрял такой глупый вопрос, как: «А не холодно ли ему в середине октября в одной сорочке?»

Милена даже не заметила, как к ней приблизилась подруга. Только теперь Лиза не смеялась. А задумчиво глядела в конец коридора. Туда, где только что стоял Кристиан Воган. И туда, где он растворился, прямо как по волшебству.